Образовательный парк. Екатеринбург

Теория

Актуальность проблемы

В 2008 году была принята «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года». В ней, в частности, говорится, что «Россия не сможет поддерживать конкурентные позиции в мировой экономике за счет дешевизны рабочей силы и экономии на развитии образования...» Ставится задача создания «благоприятных условий для развития способностей каждого человека, ... перехода от системы массового образования, характерной для индустриальной экономики, к необходимому для создания инновационной социально ориентированной экономики непрерывному индивидуализированному образованию для всех, развития образования, ориентированного на формирование творческой социально ответственной личности».

В противоречие с этими новыми тенденциями входит господствующая вот уже более 350 лет классно-урочная образовательная система, созданная представителями протестантской церкви в эпоху зарождения индустриального общества с целью массового обучения элементарной грамоте и счету и формирования исполнительного наемного работника машинного производства, могущего точно следовать инструкциям и лишенного личной предприимчивости.

В последние годы в обществе появилось понимание, что от средневекового классно-урочного образования пора переходить к основанному на совершенно иных принципах «Обра­зо­ва­нию 2.0» (последний термин пока не является устоявшимся, и по поводу наполнения его содержанием ведутся дискуссии).

Одной из альтернативных образовательных систем, более адекватных современному этапу развития общества, как раз и является обра­зо­ва­тель­ная система известного российского ученого и педагога Милослава Балабана «Образовательный парк открытых студий».

Предшественники и аналоги образовательных парков

Вероятно, подавляющее большинство открытых образовательных систем (какой является и образовательный парк) восходят к знаменитой работе Л. Н. Толстого «Воспитание и образование» (1862). Безусловно, сильное влияние на М. А. Балабана оказали идеи Джона Дьюи (1859–1952) и особенно Ивана Иллича (1926–2002), с которым Милослав Александрович был знаком лично. Из существующих в мире аналогов образовательного парка следует в первую очередь назвать Саммерхилл-скул (Шотландия) и международную сеть школ Садбери Велли.

Однако даже поверхностный анализ показывает, что образовательная система «Образовательный парк открытых студий» не основывается прямо ни на концепции педоцентризма Дьюи, ни на не­ин­сти­ту­ци­о­наль­ной педагогике Иллича, и уж тем более не копирует образовательные системы Саммерхилла или Садбери. Она основывается на прин­ци­пи­аль­но иной когнитивной модели, модели знания-органа, и безусловное ее авторство принадлежит М. А. Балабану.

Основные принципы образовательного парка
и содержание образования

1. Принцип субъектности. В традиционной классно-урочной системе под содержанием образования обычно понимается «подлежащая усвоению учащимися часть социально-культурного опыта, отобранная в соответствии с образовательными целями»; такое содержание определяется образовательной программой (в том числе совокупностью учебных программ по предметам учебного плана). В школе-парке содержанием образования является деятельность, направленная на усложнение (уменьшение неопределенности, структуризацию, повышение членораздельности) личной картины мира обучающегося в той или иной предметной области — О. Леонтьева предложила для обучения, являющегося частью такого образования, термин фрактальное (от слова fraction — дробь, частица). Таким образом, в образовательном парке не существует составленных заранее, в отрыве от обучающихся, учебного плана и программ. Содержание образования всегда субъектно, то есть формируется не составителями программ, а самими обучающимися « здесь и сейчас», в ходе их личного движения в мире большой культуры по индивидуальным образовательным траекториям.

Непосредственным следствием из этого принципа является тезис о субъективности всякого знания (в противовес теории «объективного знания» Платона и пансофизму Яна Коменского, лежащим в основе классно-урочной системы). Знание понимается в первую очередь как надстройка над личным опытом, продукт психической деятельности по осмыслению и структуризации этого опыта. Образовательный парк — это не учреждение, где организуется трансляция «системы знаний» обучающимся (пусть и в сколь угодно передовых, развивающих технологиях). Это в первую очередь специально организованное пространство для обмена частным знанием участников образовательного процесса. Безусловно, в этом обмене участвует и частное знание других людей (удаленных в пространстве или во времени), закрепленное в артефактах культуры, в том числе и в специальной учебной литературе.

2. Принцип избыточности является необходимым условием для реализации принципа субъектности. Личное знание обучающихся не формируется по образовательной программе, а развивается в специально организованной избыточной образовательной среде. Под избыточностью мы понимаем насыщение образовательного пространства носителями знания — разновозрастность состава обучающихся, наличие раз­но­об­раз­ной литературы (а не только учебников), возможность работы с экспертами (совсем не обязательно профессиональными педагогами), с телекоммуникационными сетями (Интернет, локальные электронные ресурсы), организация предметно-практической деятельности (работа с лабораторным оборудованием, с артефактами культуры, реальная продуктивная деятельность). Такая заведомо избыточная образовательная среда дает возможность каждому обучающемуся накопить необходимый для развития личного знания опыт деятельности, выстроить личную образовательную траекторию.

Работа педагога в образовательном парке состоит не в изучении программы, а в организации разнообразной деятельности обучающихся в образовательной среде. М. Балабан, пусть и несколько грубовато, характеризовал различие этих подходов на примере содержания крупного рогатого скота: при стойловом содержании мы составляем «наиболее полезный», с нашей точки зрения, рацион и скармливаем его животным; при выпасном содержании мы должны заботиться лишь о том, чтобы разгонять животных по лугу и обеспечивать наличие на этом лугу разнообразной растительности (т. е., возвращаясь к образованию, организовывать интенсивное и разнообразное взаимодействие обучающихся с миром большой культуры, накопление их личного опыта и его дальнейшее структурование).

3. Принцип сотрудничества. «Педагогика сотрудничества», столь ярко взошедшая на педагогический небосклон благодаря в первую очередь Ш. Амонашвили, С. Соловейчику и «Учительской газете», в последнее время, к сожалению, упоминается все реже и реже. По нашему мнению, на это есть объективная причина: невозможно совместить коня и трепетную лань... Классно-урочная система основана на насилии, на принуждении по самой своей сути — хорошо хоть, что в последние десятилетия инструментом такого насилия выступает не розга, а отметка в классном журнале. В условиях, когда учитель вынужден «формировать» у ученика знания по составленной в отрыве от этого ученика программе, можно сколько угодно говорить о «формировании мотивов учения», об индивидуализации обучения или о сотрудничестве учителя с учеником — увы! ведущим мотивом в традиционном обучении является желание получить хорошую отметку.

В образовательном парке принцип сотрудничества понимается гораздо шире и в первую очередь — как реальное, а не «игрушечное», равноправие участников образовательного процесса, детей и взрослых. Учитель является не столько «носителем знания», сколько равноправным партнером по учебной коммуникации. М. Балабан называл такого учителя «учителем-лидером» в противоположность «учителю-драйверу». Учитель (как и всякий участник образовательного процесса), как это не парадоксально звучит, приходит в школу учиться, развивать себя, для чего ему необходима коммуникация с учениками. Собственно, в организованном таким образом образовательном процессе грань между понятиями «учитель» и «ученик» постепенно стирается.

Важной составляющей принципа сотрудничества является замена «отметок успеваемости» (на основе соотнесения учебных результатов ученика с образовательными стандартами) мониторингом личных образовательных достижений в форме открытых резюме (портфеля достижений, известного еще по классическим работам В. Фар­ма­ков­ско­го, Б. Ананьева и Ш. Амонашвили). Важно при этом, что предметом мониторинга являются не достижения по освоению каких бы то ни было программ, а именно личные достижения, будь то решение тригонометрических уравнений или игра на волынке. Причем речь идет не о об оценке ученика учителем, а о взаимооценке достижений школьным образовательным сообществом.

Важным условием реализации перечисленных принципов является открытость образовательной системы, то есть возможность свободного (самостоятельного и ответственного) выбора каждым участником образовательного процесса группы для занятий, познавательных объектов, видов деятельности и партнеров по учебной коммуникации. Понятно, что таким образом понимаемая открытость никак не сочетается с регламентацией образовательного процесса учебным планом и образовательной программой — в образовательном парке эти документы играют совершенно другую роль, регламентируя не деятельность учащихся, а условия и порядок предоставления образовательных услуг.

Организационная структура образовательного парка

Образовательный парк открытых студий, как следует из названия, — это набор, или парк (совокупность, сеть), открытых разновозрастных студий. Под студией понимается свободное объединение учеников вокруг учителя для совместного обучения. При этом состав студий определяется, с одной стороны, составом имеющихся учителей, их реальными знаниями и умениями, а с другой стороны — об­ра­зо­ва­тель­ны­ми потребностями учеников. Таким образом, состав студий не является постоянным, он меняется, подчиняясь закону спроса и предложения на рынке образовательных услуг.

В реальной практике работы образовательных парков такой механизм пока не был реализован, и студии организовывались в соответствии с традиционными школьными предметами (студия математики, студия географии) или образовательными областями (студия естествознания, например).

Учащиеся образовательного парка не делятся на классы, и при этом каждый из них самоопределяется по отношению к каждой студии: либо он является ее постоянным членом (членом «команды»), либо клиентом, либо посетителем (гостем). Таким образом, все учащиеся добровольно распределяются по студиям в качестве постоянных членов. Каждый ученик является постоянным членом одной студии (но может изменить этот выбор в любое время); в качестве клиента или гостя он может посещать любые студии без ограничений.

Каждая студия в течение недели или дня работает в двух режимах: в закрытом, только со своими постоянными членами, и в открытом, для клиентов и гостей. Разница между клиентом и гостем состоит в том, что клиент активно участвует в работе студии, в то время как гость лишь наблюдает за ее работой. Кроме того, у каждого учителя существуют «выращенные им» из постоянных членов студии подмастерья — ученики, активно помогающие ему в работе с другими постоянными членами или клиентами. Любой ученик может в любое время изменить свой статус по отношению к данной студии — из посетителя стать клиентом, затем постоянным членом, затем подмастерьем (последнее, конечно, по взаимному согласию с учителем); возможно изменение статуса и в обратную сторону.

Таким образом, каждый обучающийся обязан ежедневно ходить на занятия, но какие именно студии выбрать для своей работы — он решает сам, причем этот выбор каким бы то ни было учебным планом, расписанием занятий, списком «обязательных предметов» и тому подобными документами не регламентируется (исключением, естественно, является деятельность студий в закрытом режиме, когда все ее постоянные члены обязаны участвовать в работе).

Из этого элементарного принципа открытости студий следуют весьма нетривиальные параметры образовательного процесса.

1. Состав студий на каждом занятии является переменным и разновозрастным. Учитель, собираясь утром на работу, не знает заранее, кто придет к нему сегодня в студию (кроме единственного случая, когда студия работает в закрытом режиме) и чем они будут заниматься.

2. В этих условиях «проходить школьные программы» становится попросту невозможным — мало того, что все дети разного возраста (и с разным личным знанием), так еще и любой ребенок может в любой момент как подключиться к работе студии, так и «выпасть» из нее. Именно поэтому в студии возможны только способы работы, востребующие разновозрастность и делающие возможными свободный вход в студию и выход из нее в любое время.

3. Учитель в принципе не может написать заранее «план урока», но обязан зафиксировать итоги работы (личные учебные достижения каждого ребенка) после занятия. Таким образом, перспективное планирование традиционной школы в образовательном парке заменяется ретроспективным анализом.


***

Более подробно о лежащей в основе концепции образовательного парка модели знания-органа, о содержании деятельности студий, способах фрактального обучения и о других характеристиках образовательной системы см. брошюру А. М. Гольдина.